О серии .

Связка Ключей - коллекция эзотерических сказок, объяединяющая всех своих персонажей вопросами к Силам, стоящим гораздо выше человеческого разумения. Непредсказуемые ответы предоставляются гротескным участникам событий самым невероятным образом...



вторник, 20 мая 2008 г.

Секретная улыбка профессора Петровского

Профессор Петровский почувствовал, что понимает все на свете, когда ехал в трамвае на работу. Он смотрел вокруг – на людей и в окно, и вдруг увидел, что все едут молча. Он обратил внимание на то, что пассажиры одеты в темную одежду и еще, что все они едут куда-то с очень задумчивыми лицами. Профессор внезапно догадался, что люди слишком серьезно ко всему относятся.

И развеселился.

Потому что ничего на самом деле не существовало, а об этом профессор знал давным-давно.

Только ничего никому об этом не говорил и совсем ничего не доказывал.

В этом не было никакой необходимости.

Профессор вышел из трамвая и увидел ту же самую картину – серьезных людей, глядевших себе под ноги и спешивших по своим делам.

Он посмотрел на небо и улыбнулся.

Потом тоже пошел на работу. И пока он шел – он все также глядел искоса на людей, а еще, в придачу ко всему, загадочно улыбался.

Внезапно его остановил суровый мужчина, от которого пахло потом. Мужчина ничего не спросил, а просто заметил, что так бесстыже ухмыляться просто некрасиво и лучше по городу с такой довольной физиономией не ходить. Даже потому, что другим может стать обидно.

Профессор спрятал улыбку в карман и извинился.

Они расстались на том же перекрестке, на котором встретились. Мужчина отправился в одну сторону, а Петровский – в другую. Он все равно шел и смотрел по сторонам, но только уже не улыбался. Он был похож на всех остальных прохожих – одетый в серый летний костюмчик, с портфелем и о-о-очень серьезный.

Но в кармане у него была спрятана улыбка. И ему все равно было хорошо.

© Алексей Минаев, Сказки Солнца, 07

Страшная безответная Любовь

Жили-были три слепых человека.
Они сами друг друга ослепили.
Один из них когда-то влюбился в девушку, которая не любила его. И он очень сильно расстроился.
Когда один из его приятелей увидел эту печаль, то решил,
что ему никогда больше не захочется смотреть на слезы чужого сердца и выколол себе глаза.

Вилкой.


Друг растерялся, и чтобы никто не подумал, что это сделал он, ему пришлось лишить глаз самого себя.
Когда же они оба осознали, какую совершили глупость, то решили ослепить третьего товарища, который жил у них дома. Для того, чтобы все они были равны между собой, как прежде.
Они дождались, когда он вернется домой, напали на него с вилками и ослепили.

С того дня они никогда не видели друг друга, и ни один из них, с той поры, не проронил ни слова.

Вот такой страшной бывает безответная любовь.

© Алексей Минаев, Сказки Солнца, 07

Человек с третьим ухом

Ярко сверкает на солнце сережка дяди Володи. Играет в лучах, бликами по стенам прыгает. Не простая сережка у него в ухо продета, подаренная, да не кем-нибудь, а самим Господом Богом. Только видно ее не всегда – прячет подарок драгоценный дядя Володя потому, как вместе с серьгой подарил ему Господь еще одно ухо.

Самая тяжелая работа – это работа с людьми. А еще – работа в городе, где шумят автомобили, трамваи, бегают троллейбусы и все, без перебоя, гудят и сигналят. И в этих троллейбусах, трамваях и прочем, да еще в метро – полным-полно народу и народ это говорит, говорит, говорит…

Надоел однажды этот шум дяде Володе, работавшему когда-то продавцом. Надоели заходящие к нему в лавку люди, достала его суета. А больше всего наскучила ему болтовня людская. Пустая и вся об одном, днями напролет и без перерывов на отдых. Не смог вынести ее старый продавец и обратил однажды свои глаза к Небу.

- Господи, - сказал шепотом дядя Володя, - никогда ни о чем не смел тебя просить, но вот уже не хватает мочи, убери этот шум от меня, так как нет уже сил все вытерпеть.

И Господь внял его нехитрой молитве. Однажды ему приснилась рука, зажимавшая в пальцах кольцо. Чей-то голос, не похожий на голос мужчины или женщины произнес:

- За это кольцо, продавец, Господь поднимет тебя к Своему престолу, найди ему место и храни так, как хранят главные ценности этого мира. Молчи и никому не открывайся. А покой и тишину, о которых ты просил, ты сам отыщешь. Сам. И незачем больше Господу голову морочить.

Проснулся дядя Володя, с дивана вскочил, перед собой воздух руками хвать – а там и нет никого. Только кольцо на пальце сверкает. Никаких рук в воздухе, никаких сверхъестественных фокусов… Думал затылок по привычке почесать и дальше спать ложиться, но как к голове притронулся, так заснуть и не смог. Выросло у него в ту ночь на темени еще одно ухо.

Начал он этим ухом слышать дивные вещи. Бывает - услышит дядя Володя, как звезды между собой словами перекидываются, как тучи одна о другую боками трутся и ворчат,а потом слушает, как падает снег, или дождь, и узнает, о чем думают редкие капли, летящие к жаркому асфальту.

Случается так, что среди прочей небесной суеты различит он похлопывание крыльев, которые не носят обычные птицы. Тогда он задирает голову, прикрывает от солнца глаза и видит ангела, спускающегося за кем-то, кто едет сейчас в старом трамвае, или метро, а может быть, просто сидит на скамейке, в каком-то неизвестном для Владимира парке. Странный подарок… А может и нет - кто его знает. Ухо-то Небом подарено, в Небо нацелено, что ж ему слышать, кроме Небес? Жалко, что тишины обещанной в них нет – возня, как внизу, так и вверху, и только. Правда, после того, как обнаружил Володя ухо лишнее, два прежних слышать перестали, как будто пробками их кто заткнул. И кроме высот заоблачных ему все равно ничего теперь не ведомо.

Кольцу место само собой отыскалось – как серьгу продел его дядя Володя в третье ухо. Собрал все подарки вместе – не растерять. А потом – купил себе кепку.

Так по городу и ходит – небо слушает, сережкой сверкает, а надоест шорохи слышать – водрузит на макушку картуз. Вот и тишина обещанная, и покой.

Если же соскучится Володя по звукам мира – пожалуйста, снял шляпу и ходи. Все равно там, среди облаков, суета другая.

Как ни крути, а потише, чем здесь.

© Алексей Минаев, Сказки Солнца, 07

Петр Семенович и Господь Бог

У одного дяденьки было три вопроса к Господу Богу. И он пошел в поле, чтобы наконец-то узнать на них ответы.

Первый вопрос был о том, сколько ему еще мучиться на земле и когда все это закончится.

Второй был о том, что такое Бог. А третий – о том, что такое он сам.

Когда он вышел в поле и задал свой первый вопрос, в него ударила молния. Он упал, потом пришел в себя, но не вспомнил ничего кроме пустоты и темени.

Когда он задал второй вопрос, в него снова ударила молния. Когда он пришел в себя, то понял, что темень эта чем-то полна до краев.

Когда он задал свой третий вопрос, в него опять ударила молния и дяденька понял, откуда она взялась. И откуда взялись небо и земля, трава и облака, реки, моря, горы, люди, птицы, букашки и все на свете.

Он пошел домой и стал святым. Начал предсказывать будущее и лечить людей.

А когда пришло время умирать, он вышел из дома и пропал без вести.

© Алексей Минаев, Сказки Солнца, 07

Про Свет.

Одному мужичку приснился сон, что он красный свет. Он проснулся, пошел жене рассказал – она у него спрашивает: «А как это?»

Мужичек только плечами пожал.

Другу рассказал, тот тоже спрашивает, как это?

А мужичек ничего объяснить не может. Просто знает, что такое красный свет.

И только плечами жмет.

И кто не спросит – он ничего никому объяснить не может.

Приснится же такая ерунда!

Пилигрим и необъяснимая мудрость

В жаркий полдень на городскую площадь вышел мудрец. Он дошел до самой ее середины, затем остановился и упер в землю свой указательный палец. После этого он оттолкнулся от ее тверди ступнями, опустил голову и вытянул ноги прямо в небеса. И так застыл – ногами в небе, пальцем руки – в земле.

Вокруг него тут же собрались люди.

- Мудрец решил загадать загадку, - шептались в толпе. – Что он хочет этим сказать? Долго ли он так выдержит и что мы все должны при этом делать?

На площади так и не нашлось никого, кто смог бы ответить на эти вопросы. Мудрец улыбался, смотрел на сограждан и ничего не говорил. К вечеру люди разошлись.

Утром он так же стоял на одном пальце. Люди ходили около него и перешептывались, но ни один не знал, как вернуть старика на место для того, чтобы все на свете вернулось в прежнее русло. Мудрец торчал из земли, а безмятежное небо кружило у его ступней белыми облаками и так прошло несколько дней.

Затем минула неделя.

За нею - месяц.

Мудрец и не думал возвращаться на ноги. Его борода уперлась в землю, и казалось, уже начала в нее врастать. Даже уличные торговки, приезжающие в город из далеких сел, перестали обращать внимание на этого чудака. Люди ходили вокруг и только иногда, задев его нечаянно локтем, вспоминали о странной загадке.

- Надо же, стоит до сих пор – говорил какой-нибудь зазевавшийся горожанин, - и как только сил у него хватает?

Мудрец молчал, а горожанин спешил дальше, по своим делам, словно и не было в мире никаких тайн.

Так и простоял бы мудрец на пальце до конца своих дней, если бы однажды к нему не подошел пилигрим. Была его одежда ветхой, а лицо похоже на кору старого дерева. Путешественник присел рядом и уставился на палец мудреца.

Он просидел молча несколько дней, а затем произнес:

- Силы удержать всю Землю одним пальцем хватит только у того, кто может стоять без всякой опоры, скажи, я правильно разгадал твой ребус?

Мудрец опустил ноги на землю, стряхнул с бороды пыль и сказал в ответ:

- Даже если бы в каждой крупной рыбине сидело по одному Ионе, а в каждом яйце было по два желтка, все равно, вряд ли бы в одном ученом ответов было бы столько же, сколько случается вопросов в его голове. А чудеса остаются такими до тех пор, пока природа их невыразима, потому я не знаю, что делаю и если честно – то и не хочу этого знать.

Сказал, развернулся и отправился восвояси, оставив озадаченного путника на пыльных камнях. Странный человек со своей необъяснимой мудростью.

© Алексей Минаев, Сказки Солнца, 07